Народное зодчество Беларуси: опыт теплозащиты зданий

Опубликовано: 02.09.2018

Исследования народной архитектуры обычно концентрируются на творческих приемах мастеров. Но строители всегда думали и о том, чтобы здание было удобным в эксплуатации. Образно говоря, когда хозяин шел в лес заготавливать материал на сруб, он заранее просчитывал и знал, сколько дров необходимо будет его семье ежегодно, чтобы отапливать этот новый дом. Внимательное отношение к вопросам эксплуатации обеспечивало в свою очередь естественность и гармоничность форм и параметров объектов народного зодчества, формировавшихся в условиях Беларуси.

В чем заключались эксплуатационные достоинства объектов народного зодчества? Чаще эффективность эксплуатации связывается с количеством топлива, необходимого на поддержание требуемой температуры внутренних пространств, что, безусловно, чрезвычайно важно. Но это лишь часть проблем, которые решают те, кто использует здания и сооружения [1].

Применявшиеся в народной архитектуре материалы и конструктивные решения могли обеспечить долговременный срок службы сооружений. Здания и конструкции из дерева при надлежащей эксплуатации в условиях Беларуси функционировали веками. Например, самые древние деревянные сооружения (церкви в Старой Переволоке Слонимского, Здитово Жабинковского р-нов) и деревянные конструкции (винтовые лестницы в костелах в Чернавчицах Брестского, Комаях Поставского р-нов; крыши в костелах в Ишкольди Барановичского, Чернавчицах Брестского, Засвири Мядельского р-нов) относятся к XVI в. Деформации, которые происходили в процессе усушки древесины, уменьшали уже при заготовке строительных материалов, давали возможность срубу выстояться, чтобы под его собственной тяжестью уплотнились стыки. Совершенствование фундаментов содействовало продлению срока службы самой уязвимой части строения – нижнего венца и помогало избежать перекосов сруба. Герметичность обеспечивалась плотностью соединения элементов и качественным выполнением стыков. Соединительные пазы бревен прокладывались мхом: обязательно в хатах и почти обязательно в хлевах, а также в местах установки дверей и окон. Это одновременно служило и разрешению одной из важнейших проблем, стоявших перед людьми, – сохранению тепла в домах.

Основные меры по теплозащите предусматривались на стадии строительства: оптимальная толщина стен, многослойная конструкция чердачного перекрытия в хате, двойные оконные рамы, оштукатуривание стен в интерьере помещения и др. Но кроме этого, учитывая климатические условия Беларуси, осуществлялись и некоторые другие мероприятия. Например, в хлевах запасами сена и соломы утепляли чердаки, устраивали поленницы вдоль стен и др.; в хатах в зимний период закрепляли соломенные маты на окнах, а порой и на стенах, делали завалинки вдоль подоконной части стен жилого помещения и др. (рис. 1–4).

Проблема сохранения тепла решалась и за счет универсального использования жилых домов. В холодную пору жилое помещение служило не только людям, оно становилось пристанищем и для домашних животных. Печь обогревала всех, да и тепло живых существ не пропадало даром. Но эта мера была вынужденной, о чем имеется немало свидетельств. Христиан Генер, врач, проживший 12 лет в Чечерске, пишет (опубликовано в 1793 г.): “В таковую избу собираются на ночь от десяти до пятнадцати, а смотря по семье, и более человек. Туда же присоединить надобно и то, что скот, который днем кормится в тех же самых избах, оставляет по себе испарину, сырость и нечистоту; сверх же того в тех же избах чрез всю почти зиму держатся телята и поросята” [2].

Чтобы сохранить тепло, окна хаты и двери хлева устраивали с южной и юго-восточной стороны, что защищало от господствовавших в холодную пору северных и северо-западных ветров. В стенах, расположенных на север и северо-запад, оконные и дверные проемы старались не делать. При такой планировке печь оказывалась около самой холодной стены и не позволяла ее сильно выхолаживать. Соответственно такое расположение обеспечивало основным помещениям более продолжительный период воздействия прямой солнечной радиации. При этом хаты могли размещать даже под углом к улице (рис. 5). Усложнение планировочной структуры жилья и переход от 1-камерного плана хаты к более сложным вариантам позволяли создать между входной дверью и непосредственно жилым помещением своеобразную буферную зону – “сенцы”, а потом еще и веранду, которая со временем стала одним из украшений жилого дома (рис. 6, 7).

Теплотехнические характеристики определялись не только надежными конструкциями, но и защитой их от влаги. Оптимальные формы объемов и соотношений высоты стен и крыш, вынос плоскостей крыши по отношению к стене обеспечивали эффективный отвод атмосферных осадков. В традиционной архитектуре свесы кровли отступали от стены не менее чем на 50 см, достигая порой 1 м. Изгибы плоскостей крыши и заостренность гонта нижнего ряда содействовали быстрому отводу воды и быстрой сушке кровли. Но это были одновременно и важные средства гармонизации формы. Резьба карнизных досок – также стремление быстро отвести воду, для чего специально создавались разнообразные выступы, зубцы и ступеньки, с которых вода стекала быстрее, чем со сплошной карнизной доски. Кроме того, обработанная активной резьбой доска, порой со сквозными отверстиями, быстрее сохла и служила дольше (рис. 8, 9).

В связи с этим следует обратить внимание на проблему, которая сейчас неизбежно возникает при облицовке кирпичом старого деревянного строения. Внешний облик улучшается, но слой кирпича занимает часть пространства. Свес кровли становится значительно меньше и уже не может, как раньше, надежно предохранять стены от намокания (рис. 10, 11). При этом обычно исчезает “застрэшак” – узкий участок крыши в виде наклонной плоскости на торцевом фасаде. Данный элемент выполнял исключительно важную роль, защищая от дождей стену главного фасада и окна на ней (рис. 12, 13).

Кстати, “застрэшак” очень редко появляется в проектах современного жилья для села. А он размещался на самой обозримой части здания, обычно обращенной к улице, и был выразительным художественным элементом, обогащавшим пластику стены и ее светотеневую композицию. В современных индивидуальных жилых домах при более высоких чем прежде стенах и при ошибочной экономии на выносах кровли оставшаяся без защиты торцевая стена обычно намокает. Это негативно сказывается на теплотехнических параметрах конструкции и не содействует долговременному сроку ее службы (рис. 14).

Но при всех предпринятых мерах нижняя часть стен хат могла все же периодически намокать. Чтобы этого избежать, в деревнях широко использовалась “прызба” (завалинка). Конструкции и формы их различны, а цель одна – утеплить нижнюю, подоконную часть стены. Эта конструкция в виде дополнительной стеночки из тонких бревен или досок с засыпкой пространства до стены хаты опилками, кострой, еловыми лапками, соломой была временной и разбиралась по окончании зимы. Сейчас тоже следует продумать возможность использования разборных элементов, утепляющих нижнюю часть стены, которые хозяин жилого дома мог бы самостоятельно устанавливать на зиму, а потом разбирать.

К этому же имеет прямое отношение и самый распространенный прием декоративной обшивки снаружи стен белорусских хат – смешанный, когда ниже окон делали вертикальную обшивку из коротких досок (0,8–1,0 м), а верхнюю часть стен обшивали длинными горизонтальными досками (рис. 15). Дело в том, что такое сочетание позволяло при необходимости поменять нижние доски, которые все же подгнивали и начинали ухудшать теплотехнические показатели стены. Кроме того, короткие доски дешевле, следовательно, и эксплуатационные затраты меньше. Что же касается самой идеи обшивки стен, то помимо определенного художественного эффекта это позволяло существенно утеплять помещение за счет утолщения стены и слоистости конструкции (в древних вариантах “шалёўкі” под слой досок прокладывали еще и слой бересты, которая хорошо сопротивляется гниению). Служила обшивка и мерой против продуваемости, а значит, для сохранения температурно-влажностного режима в помещениях.

Наличники окон являлись наиболее выразительными и заметными декоративными элементами народного жилища белорусов (рис. 16, 17). Но первоначальное их назначение было связано исключительно с прикрытием стыков, устранением продувания и со сбережением тепла. Впоследствии свойственные народному искусству символика и выразительность орнаментики сделали наличники, как и карнизы, эффектными элементами архитектуры традиционного жилого дома.

Все это свидетельствует о том, что формы, характеризующие объекты народной архитектуры Беларуси, при всей их простоте и лаконичности смотрятся естественно и психологически привычно, так как процесс их создания во многом ориентировался на обязательное обеспечение эффективной эксплуатации. Многие элементы, например карнизы или наличники, выполняя свои функции, одновременно имели большое значение и для решения вопросов теплозащиты сооружений.

 

 

 

 

 

Литература

1. Сергачев С.А. Особенности эксплуатации – фактор формообразующих процессов народного зодчества Беларуси / С.А. Сергачев // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия В. Прикладные науки. Строительство. 2006. № 3. С. 73–78.

2. Генер Христиан. Примечания о худом строении крестьянских изб и о случающихся от того болезнях / Христиан Генер // Труды Вольно-Экономического Общества. 1793. Ч. ХУIII. С. 192.

3. Волотовский М. Полесские будни. Из очерков Полесья / М. Волотовский // Нива. 1881. № 2. С. 35.

 
rss